«

»

ЧУТЬ ДАЛЬШЕ ОТ РОССИИ

Данные декабрьского опроса показали, что пророссийские устремления, желание дальнейшей интеграции с Россией стали в белорусском обществе чуть более сдержанными. При этом несколько выросли проевропейские настроения. Изменение отношения к России объясняется, скорее всего, некоторым переосмыслением белорусами российской политики в Украине.
За полгода оценки «крымнаша» не намного, но монотонно менялись: приверженцев российской версии становилось чуть меньше, сторонников альтернативного видения – чуть больше (граф. 1).
За последний квартал в том же направлении изменилось в целом отношение к России в связи с событиями в Украине (граф. 2).
Изменения отношения к Европе были противонаправлены: тех, кто стал относиться к ней лучше, стало несколько больше, тех же, чье отношение ухудшилось – меньше (граф. 3).
Судя по всему, именно украинский фактор в декабре несколько сместил баланс геополитических предпочтений (граф. 4-6).
Доля сторонников интеграции с Россией в ответах на вопрос граф. 4 даже незначимо выросла. Но куда более заметно выросла доля противников объединения с РФ, достигнув нового максимума на протяжении многих лет мониторинга НИСЭПИ.
Проевропейские настроения выросли несколько более заметно, одновременно слегка снизилась доля противников евроинтегерации.
Суммарный результат отражен в ответах на дихотомичный вопрос «или-или»: относительное большинство, как и в прошлых опросах – за интеграцию с РФ, но отрыв от геополитических оппонентов стал меньшим.
Еще один индикатор изменения отношения к России – динамика отношения к созданию Евразийского экономического союза. За два года это отношение претерпевало волнообразные колебания, но на последние полгода пришлась нисходящая волна: число сторонников союза несколько уменьшилось, противников – увеличилось (граф. 7).
Изменение отношения к политике России в Украине имеет, на наш взгляд, несколько причин. Первое – изменение отношения к этой политике как таковой. Никакого особого расцвета в Крыму после присоединения к России не наблюдается, что и отразили данные, приведенные в граф. 1. Что же касается событий в Донбассе, то там кровь, насилие и поток беженцев (в том числе и в Беларусь) рисуют не слишком привлекательную картину.
Мартовский, июньский и сентябрьский 2014 г. опросы НИСЭПИ показали, что белорусы в конфликте на востоке Украины заметно меньше симпатизировали Киеву, чем пророссийским сепаратистам. Однако в декабрьском опросе в отношении к независимости Новороссии разрыв между сторонниками и противниками составил менее 10 процентных пунктов (граф. 8).
Второй фактор, влияющий на оценку политики России в Украине – представление об опасности распространения конфликта на Беларусь. В наших предыдущих материалах было показано, что белорусы категорически против вовлечения в этот конфликт их страны. Это было подтверждено и в декабрьском опросе в оценках отношения к инициативе президента послать в Украину белорусских миротворцев (граф. 9).
Многие белорусы опасаются втягивания их страны в конфликты не только в миротворческом статусе. Если сторонников членства Беларуси в Евразийском экономическом союзе более чем вдвое больше, чем противников – 44.4% vs. 18.1% (см. граф. 7), то в оценках участия Беларуси в военном союзе ОДКБ респонденты разделились практически пополам (граф. 10).
Понятно, что 43% респондентов, которые считают, что военный союз с Россией чреват участием Беларуси в военных авантюрах союзника, – это довольно много. И эта настороженность, как можно предположить, обусловлена не в последнюю очередь и действиями России в Украине.
И, наконец, третий фактор, влияющий на оценку – это психологическая проекция российской политики в Украине на Беларусь. Это проявляется в изменениях ответов на вопрос о реакции на гипотетическое российское вторжение в Беларусь (граф. 11).
Можно обратить внимание на заметное снижение доли готовых приветствовать российское вторжение. Именно этот показатель свидетельствует о некотором охлаждении отношения к России. Правда, куда более заметно выросла доля тех, кто готов без сопротивления принять такое развитие событий. Однако принять – не означает одобрить.
При этом в показателях отношения к гипотетическому вторжению НАТО в Беларусь изменений за квартал практически не произошло (граф. 12).
Изменение отношения к России и ее действиям в Украине если и повлияло на оценки политики официального Минска в отношении Украины, то незначительно. Примерно на 3 процентных пункта увеличилась доля тех, кто категорически осуждает эту политику (граф. 13).
Трудно сказать, стал ли факт некоторого охлаждения к России началом новой тенденции или всего лишь флуктуацией. Это охлаждение, зафиксированное в опросе, было мотивировано в первую очередь соображениями безопасности. Однако весьма вероятно, что куда большее влияние окажет экономический кризис, в полную силу разразившийся в России как раз в декабре, во время проведения опроса. И сам по себе российский кризис, и его «эхо» в Беларуси, скорее всего, будут способствовать дальнейшему снижению уровня пророссийских настроений.