«

»

ИЮНЬ 2016: У ПАССИВНОЙ АДАПТАЦИИ К КРИЗИСУ ЕСТЬ СВОЙ ПРЕДЕЛ

Анализируя майские события в стране, мы предположили, что основной тенденцией второго квартала станет привыкание (адаптация) белорусского общества к экономическому кризису. Поэтому с большой долей вероятности июньский опрос должен был зафиксировать так называемый «эффект негативной стабилизации», в основе которого лежит массовая апатия и безразличие, а в качестве основной стратегии белорусы все чаще будут выбирать экономию.

Результаты опроса подтвердили наш прогноз (табл. 1-3). Если в марте относительно декабря было зафиксировано обвальное снижение трех социальных индексов, то в июне также дружно они пошли вверх. Существенный вклад в движения маятника социальных настроений в обратную сторону сыграла стабилизация рубля.

Нам уже неоднократно приходилось обращать внимание на аномально высокий уровень долларизации мышления белорусов. У этой аномалии имеется свое рациональное объяснение – это неспособность белорусского государства на протяжении уже двух с половиной десятилетий сдерживать инфляцию, что в конечном итоге и ведет к ослаблению рубля относительно доллара. Вторая по счету деноминация (с 1 июля), на этот раз с перечеркиванием четырех нулей, наглядно демонстрирует одно из базовых «преимуществ» белорусской модели.

Свою лепту в рост позитивных настроений, вероятно, внесла и медийная кампания, развернутая в государственных СМИ накануне пятого Всебелорусского народного собрания.

С оптимизмом смотреть в будущее – важная характеристика нормальной психики. В июне доля белорусов, верящих в возможность улучшения социально-экономической ситуации в ближайшие годы, составила 19.9% (табл. 1), что привело к росту индекса ожиданий с –30.2 до –16.4.

 

Таблица 1. Динамика ответов на вопрос: «Как изменится социально-экономическая ситуация в Беларуси в ближайшие годы?», %

Вариант ответа 06′11 06′15 09′15 12′15 03′16 06′16
Улучшится 11.9 21.7 20.6 16.5 12.7 19.9
Не изменится 20.3 36.0 37.2 40.2 34.3 37.1
Ухудшится 55.5 36.5 36.2 36.4 42.9 36.3
ИО* –43.6 –14.8 –15.6 –19.9 –30.2 -16.4

* Индекс ожиданий (разность положительных и отрицательных ответов)

 

Несмотря на снижение реальных денежных доходов населения в январе-апреле 2016 г. на 6.9% относительно января-апреля 2015 г., в июне заметно вырос самый «приземленный» из трех социальных индексов, индекс материального положения (табл. 2). Следует обратить внимание, что доля белорусов, отметивших улучшение своего материального положения, увеличилась незначительно (+2.1 пункта). Рост же ИМП произошел, главным образом, за счет сокращения на 13.5 пункта доли негативных ответов. Это важный момент в динамике ИМП. Он свидетельствует о том, что в любое время позитивная тенденция в самоощущении населением своего материального положения может смениться на негативную.

 

Таблица 2. Динамика ответов на вопрос: «Как изменилось Ваше личное материальное положение за последние три месяца?», %

Вариант ответа 06’11 06’15 09’15 12’15 03’16 06’16
Улучшилось 1.6 9.0 9.8 10.5 5.5 7.6
Не изменилась 23.2 51.3 44.4 45.9 33.4 44.2
Ухудшилось 73.4 37.2 42.5 42.4 59.6 46.1
ИМП* 71.8 –28.2 –32.7 –31.9 –54.1 –38.5

* Индекс материального положения

 

На пятом Всебелорусском народном собрании А. Лукашенко в очередной раз заявил о преемственности «нашего курса» и сохранении базовых основ белорусской модели развития. Однако в правильность «нашего курса» в июне сегодня верит только 29.1% белорусов, не верит – 57%, т.е. больше половины (табл. 3).

 

Таблица 3. Динамика ответов на вопрос: «На Ваш взгляд, в целом положение вещей в нашей стране развивается в правильном направлении или в неправильном?», %

Вариант ответа 09’11 06’15 09’15 12’15 03’16 06’16
В правильном 17.0 34.6 34.8 36.7 23.5 29.1
В неправильном 68.5 49.4 48.0 50.9 58.5 57.0
ЗО/НО 14.5 16.0 17.2 12.4 18.0 13.9
ИПК* 51.5 –14.8 –13.2 –14.2 –35.0 –27.9

* Индекс правильности курса

 

У пассивной адаптации к кризису есть свой предел. Возможности, которые имелись в распоряжении населения в ходе трансформационного кризиса 90-х, сегодня практически исчерпаны. Неорганизованная торговля проиграла крупным торговым сетям, поэтому она не в состоянии создать заметное число рабочих мест. Нет надежд и на малый бизнес. Он по-прежнему отрезан от инвестиций, да еще при этом ограничен огромным количеством административных барьеров, которые появились за последние годы.

Неформальная занятость – порождение 90-х. Она сыграла значительную роль в адаптации населения к социальному стрессу. Однако сегодня ее объем находится в равновесном состоянии и адекватном сложившейся структуре экономики и рынка труда. В этой связи маловероятно, что неформальный экономический сектор бурно отреагирует на экономический кризис созданием новых рабочих мест и сыграет серьезную демпфирующую роль.

В итоге сегодня у населения отсутствуют институциональные возможности, которые сыграли значительную адаптивную роль в ходе кризиса 90-х.