«

»

ЧЕМ БЛИЖЕ ВЫБОРЫ, ТЕМ ВЫШЕ РЕЙТИНГ

Согласно заявлению А. Лукашенко от 28 августа, «есть другой конец у этого полена». В данном случае под этим поленом мы понимаем максимальную концентрацию власти в одних руках, а под другим концом – ответственность за негативные явления в экономике.

Из данных табл. 1 следует, что в сентябре 2011 г. лидерство главы государства в списке виновных в кризисе было бесспорным. Он на 19.9 пункта опередил правительство! Напомним, что в 2011 г. белорусский рубль обесценился в три раза, а рост потребительских цен превысил 100%. Подобный «успех» белорусской модели явился следствием выполнения социальных обязательств, принятых государством на четвертом Всебелорусском народном собрании в 2006 г.
Таблица 1. Динамика ответов на вопрос: «Кто виноват в нынешнем кризисе в Беларуси?»*, % (возможно более одного ответа)
Вариант ответа
09’11
12′12
12′13
09′15
Президент
61.2
41.0
45.0
34.1
Правительство
41.3
39.1
42.0
40.5
США
16.3
14.5
15.5
15.9
Европа
12.0
10.9
11.8
21.5
Парламент
11.9
17.2
19.6
14.0
Народ
10.0
8.7
16.3
11.8
Россия
7.3
7.5
6.6
10.7
Оппозиция
5.0
11.5
13.1
6.6
ЗО
13.4
11.5
8.6
10.9
* Таблица ранжирована по первой колонке
В годы относительной экономической стабильности (см. вторую и третью колонки табл. 1) отличия в значениях «рейтингов вины» между Лукашенко и правительством оказывались минимальными. Тем не менее, первая строчка оставалась за главой государства.
Пятая президентская кампания проходит в Беларуси в условиях снижения реально располагаемых доходов населения. В частности, по данным Белстата, за январь-июль 2015 г. по сравнению с январем-июлем 2014 г. доходы уменьшились на 5,1%. Казалось бы, в сложившихся условиях следовало ожидать возвращения к ситуации 2011 г. Однако сентябрьский опрос данное ожидание не подтвердил. Он зафиксировал своеобразную рокировку главных ответственных за кризис: президент – 34.1%, правительство – 40.5%.
Рокировка произошла не за счет роста ответственности правительства, а за счет снижения на 10.1 пункта (!) ответственности главы государства. Уровень же ответственности правительства стабилен. Он колеблется в пределах статистической погрешности.
Новый социальный контракт, таким образом, работает, и работает достаточно эффективно. Это первый вывод, который следует из табл. 1. Второй вывод заключается в том, что несмотря на отсутствие мощной мобилизационной кампании – отметим отказ власти проводить очередное Всебелорусское народное собрание – мобилизация электората, тем не менее, произошла.
Следует подчеркнуть заметный рост «рейтинга вины» Европы. Не исключено, что он вызван ежедневными телекартинками на тему беженцев из стран Северной Африки и Ближнего Востока.
Заметно снизилась «вина» парламента (с 19.6% в декабре 2013 г. до 14% в сентябре 2015 г.), народа (с 16.3% до 11.8%) и оппозиции (с 13.1% до 6.6%).
Парламент в жизни белорусов никогда не играл заметной роли. Большинство электората воспринимает государство в качестве аналога большой семьи, а главу государства в качестве «батьки». В этой схеме для парламента просто нет места, как нет места и для многочисленных государственных чиновников. Тем не менее, в формировании информационного фона белорусские парламентарии участие принимают, но в преддверии президентских выборов их вклад в это дело заметно сократился. Отсюда и результат.
Что касается снижения вины народа, то правильнее было бы говорить о возвращении его «рейтинга вины» к привычному значению. Дело в том, что перед декабрьским опросом 2013 г. А. Лукашенко достаточно резко высказался по поводу вины народа («сами виноваты»). Часть его сторонников с критикой согласились, что и зафиксировал опрос.
Двукратное снижение «рейтинга вины» оппозиции – результат смягчения пропаганды на период предвыборной кампании. Обороты типа «враги народа» и «пятая колонна» исчезли из лексикона А. Лукашенко и официальных пропагандистов.
В новых условиях электоральный рейтинг А. Лукашенко прибавил за квартал сразу 7.1 пункта и составил 45.7% (табл. 2). Это максимальное значение за последние пять лет. Предыдущий максимум был зафиксирован в декабре 2010 г. – 53%.
Таблица 2. Динамика электорального рейтинга президента А. Лукашенко, %
Дата
12’13
03’14
06’14
09’14
12’14
03’15
06’15
09’15
Рейтинг
34.8
39.8
39.8
45.2
40.0
34.2
38.6
45.7
Среди респондентов, ответивших на вопрос об участии в предстоящем голосовании «да, конечно», рейтинг А. Лукашенко составил 73.3%, «скорее да» – 40.9%, «скорее нет» – 19.5%, «конечно нет» – 5.1% и у затруднившихся с ответом – 23.2%. Суммарный рейтинг по двум первым группам составил 57.1%.
В июне суммарный рейтинг был на 7.5 пункта ниже – 49.6%. При этом распределение по группам выглядело следующим образом: «да, конечно» – 57%, «скорее да» – 42.6%, «скорее нет» – 17.3% и в группе «конечно, нет» – 4.8%, а среди респондентов, не определившихся с участием в голосовании, – 17.1%. Таким образом, основной вклад в рост рейтинга А. Лукашенко внесли респонденты, не сомневающиеся в своем участии в голосовании.
В сентябре наряду с открытым рейтинговым вопросом (табл. 1) респондентам был задан и закрытый рейтинговый вопрос, в котором были перечислены пять кандидатов на участие в выборах – А. Лукашенко, Т. Короткевич, С. Гайдукевич, В. Терещенко и Н. Улахович. Переход от открытого вопроса к закрытому не изменил рейтинга А. Лукашенко. Это свидетельствует о высокой степени мобилизации потенциальных сторонников главы государства.
Данный вывод подтверждает и динамика рейтинга доверия А. Лукашенко (табл. 3). Как правило, рейтинг доверия превышает электоральный рейтинг. В июне 2015 г., например, превышение составляло 10.4 пункта. В сентябре рейтинги практически сравнялись, и такое стало возможным за счет роста электорального рейтинга.
Таблица 3. Динамика рейтинга доверия президента А. Лукашенко, %
Вариант ответа
12’13
03’14
06’14
09’14
12’14
03’15
06’15
09’15
Доверяю
37.7
45.9
49.6
53.5
49.9
48.8
49.0
47.0
Не доверяю
47.5
44.1
39.0
33.3
35.6
39.7
39.1
37.1
ЗО
14.8
10.0
11.4
13.2
14.5
11.5
11.9
15.9
Для определения электорального рейтинга НИСЭПИ задает открытый вопрос: «Если бы завтра снова состоялись выборы президента Беларуси, за кого бы Вы проголосовали?» Вопрос, казалось бы, конкретный. Но при отсутствии реальной избирательной кампании далеко не все респонденты, доверяющие А. Лукашенко, выражают свою готовность за него голосовать. Так выражается своеобразный протест («фига в кармане»). А поводы для такового протеста на бытовом уровне отыскать несложно.
Но во время избирательной президентской кампании личные обиды теряют свою актуальность. Тот, кто выбирает не просто главу государства, а батьку (таких среди белорусских избирателей большинство), свое решение принимают на основании базовых ценностей. Обиды за не отремонтированную крышу способны изменить электоральное поведение при выборе депутата сельсовета. Обижаться, разумеется, можно и на батьку, однако, батькой он от этого быть не перестает, и потребность в поиске альтернативы подобные обиды не вызывают.