«

»

КОМУ ДОВЕРЯЕТ МОЛОДЕЖЬ?

Респондентам в числе прочих задавался вопрос о доверии к различным общественным и государственным институциям. Степень этого доверия – важнейший показатель согласия в обществе, показатель интеграции государства и его граждан. Ответы на вопрос распределились следующим образом (табл. 1).

Таблица 1. Доверие важнейшим государственным и общественным институтам, %

Наиболее высокую степень доверия население демонстрирует к таким институтам, как школа, наука, церковь, президент и армия. Интересно, что среди важнейших государственных и общественных институтов, пользующихся доверием людей, на первом месте оказываются институты духовной, а не политической или военной власти. Поразительно, что в эту лидирующую группу попали и независимые исследовательские центры, намного опередив государственные исследовательские центры. А у молодежи они вообще имеют самый высокий рейтинг, хотя половина респондентов не располагает информацией о них и затрудняется дать оценку их деятельности. Но среди тех, кто знает о независимых исследовательских центрах, доверяющих вдвое больше, чем не доверяющих. Доверие к исследовательским центрам, превышающее доверие к другим независимым структурам, таким как свободные профсоюзы или СМИ, по-видимому, объяснятся тем, что в массовом сознании они воспринимаются как политически неангажированные, опирающиеся на объективные научные факты, а не на субъективные политические или идеологические пристрастия.

То, что во «взрослом» рейтинге доверия к институтам государства и общества было исключением, приобретает черты закономерности в рейтинге молодежном. Здесь уже все институты, пользующиеся доверием у большинства молодых людей, принадлежат к числу негосударственных структур. Это и независимые исследовательские центры, и негосударственные СМИ, и церковь. В то же время президент, армия, правительство, Национальное собрание и многие другие официальные институты располагаются на шкале доверия ниже нуля. Это означает, что среди молодежи тех, кто не доверяет им, больше, чем тех, кто доверяет.

Таким образом, вторая характерная особенность молодежного рейтинга доверия состоит в том, что по сравнению со старшими возрастными группами среди молодежи заметно выше удельный вес респондентов, выражающих категорическое недоверие основным институтам общества. Так, если среди опрошенных в целом 28.8% не доверяют президенту, 38.6 % – местным властям, 44.9% – милиции, то среди молодых людей до 30 лет таких соответственно 44.9%, 46.9%, 53.8%.

Как доверие к власти сказывается на представлениях о возможных способах влияния на нее? Ответ на этот вопрос дают данные табл. 2, где помимо мнений опрошенных в целом и молодежи для сравнения приведена информация еще по одной группе – группе тех, кто, не доверяет президенту.

Таблица 2. Распределение ответов на вопрос: «Каким образом, на Ваш взгляд, можно эффективнее всего воздействовать на власть в Беларуси?», %

Как видно из приведенных данных, население в целом отдает предпочтение конвенциональным, неконфликтным способам воздействия на власть – первое место среди этих способов занимают выборы. Хотя у молодежи доверия к власти куда меньше, чем у старшего поколения, однако и она ранжирует способы воздействия на власть по эффективности примерно так же, как и население в целом. Иная картина при рассмотрении результатов по группе не доверяющих президенту – здесь порядок приоритетов оказывается почти противоположным: каждый четвертый из этой группы считает, что самые эффективные средства воздействия – это забастовки и вооруженная борьба. Эти люди не только не доверяют такому важному институту власти, как президент, но и уверены, что побудить власть считаться с их мнением можно только при помощи крайних мер. Насколько велика готовность прибегать к тем или иным способам воздействия на власть, показывают данные табл. 3.

Таблица 3. Распределение ответов на вопрос: «Как вы относитесь к участию в публичных действиях для выражения своего мнения?», %

В каждой из форм публичных действий, кроме выборов, участвовало не более 7% опрошенных. Стоит заметить, что лишь чуть более трети опрошенных сообщили о своем участии в выборах и референдумах, хотя, по официальным сообщениям, в стране в этих мероприятиях принимают участие 60-70% граждан, имеющих право голоса. По-видимому, такие разночтения связаны с психологическим контекстом вопроса: не все, принимавшие участие в выборах, считают, что тем самым публично выражали свое мнение.

Стоит отметить, что молодежь оказывается несколько пассивнее населения в целом, хотя готовность к действиям у молодежи выше. Что касается группы не доверяющих президенту, то она демонстрирует и большую активность, и большую готовность к действиям. Разумеется, если человек заявляет о готовности прибегнуть к радикальным действиям, это не означает, что он примет в них участие на самом деле. Подобный ответ – скорее индикатор недовольства, разочарования в «общественном договоре», имя которому – государство.

Можно было бы предположить, что причина низкого доверия молодых людей к государственным и общественным институтам состоит в том, что они больше ориентированы на собственные, молодежные организации. Таких организаций в республике немало – свыше семидесяти – и именно они по идее должны приобщать юношей и девушек к активному участию в жизнедеятельности государства. Однако результаты опроса не подтверждают эту гипотезу.

Как видно из табл. 4, до 80% молодых респондентов, а в некоторых случаях и больше, ничего не знают о существовании даже ведущих молодежных объединений либо безразличны к ним. Но при этом значения индексов, характеризующих популярность организаций у молодежи, в большинстве случаев хотя и невысоки, но положительны. То есть потенциально отношение к самым разным объединениям у юношей и девушек скорее позитивное, чем негативное. Они принимают, а не отрицают их, но мало вовлечены в них. Откуда этот парадокс? По мнению активистов и лидеров молодежных объединений, опрошенных НИСЭПИ ранее, одна из причин неучастия молодых людей в объединениях, к которым в принципе относятся скорее положительно, состоит в ограниченном доступе к СМИ, в отсутствии возможностей у большинства объединений информировать о своей деятельности и рекламировать ее. Это препятствует активной коммуникации молодежных организаций со своими потенциальными членами и не дает возможности каждому молодому человеку сделать свой выбор. Безразличие молодых людей объясняется и тем, что большинство из них осознает, сколь незначительна роль молодежных организаций в делах общества и государства, как мало к ним прислушиваются. Подтверждение тому – ответы активистов и лидеров молодежных общественных движений, 55,6% которых на вопрос о том, имеют ли они возможность через свою организацию участвовать в принятии важных для республики решений, ответили отрицательно.

Таблица 4. Отношение молодежи к ведущим молодежным общественным объединениям, %

* Индекс отношения рассчитывается также, как и индекс доверия

Итак, молодежь не проявляет доверия к официальным государственным структурам и в то же время довольно слабо интегрирована в существующие молодежные объединения. Она снова вне тех рамок, которые ей предлагает общество.