«

»

ЭЛЕКТОРАЛЬНЫЕ РЕСУРСЫ КАНДИДАТОВ В ПРЕЗИДЕНТЫ

По мере приближения президентских выборов готовность белорусского электората участвовать в них возрастает: 86.8% респондентов на этот вопрос ответили утвердительно (отрицательный ответ дали только 7.1%, еще 6.1% затруднились ответить – почти такие же цифры были и в апреле, но при нынешней жесткой формулировке практически все 14.9%, ответивших в апреле «приму решение в зависимости от политической ситуации» выразили готовность голосовать). О чем это говорит? По мнению властей – о том, что народ в целом поддерживает курс А. Лукашенко и хочет снова его поддержать. По мнению оппозиции, наоборот, это свидетельствует о стремлении большинства населения к переменам. Результаты нашего опроса не оставляют сомнений: 37.2% респондентов оценивают качество своей жизни как «очень» или «довольно плохое», 55.7% – как «среднее», и только 6.6% – как «очень» или «довольно хорошее»; причем только 15.4% верят, что положение вещей в Беларуси станет лучше довольно скоро, почти три четверти убеждены, что это займет много времени. Но тут возникает другой вопрос: насколько стремление к переменам (для многих избирателей точнее было бы сказать «ожидание перемен») связывается с переизбранием А. Лукашенко? Хорошо известна способность белорусского лидера «схватывать» настроения масс, сможет ли он «вписаться» в этот необычный «поворот», использовать этот мощный потенциал стремления к переменам?

Теоретически это вполне возможно, такие случаи бывали в истории. Но, судя по результатам последнего опроса, сегодня эта возможность сведена почти к нулю: на вопрос «Верите ли Вы в возможность увеличения средней зарплаты к 2006 г. в пять раз в случае переизбрания А. Лукашенко президентом Республики Беларусь?» подавляющее большинство опрошенных (58%) ответили отрицательно (положительный ответ дали менее четверти респондентов). На вопрос «Возможно ли при нынешнем руководстве страны и проводимой им политике значительное улучшение жизни населения Беларуси?» только 36.1% ответили положительно, а 44.2% – отрицательно (остальные затруднились). На прямой вопрос «Высказывается мнение, что А. Лукашенко достойной замены в стране нет, и он должен оставаться президентом еще 5 лет. Что Вы думаете по этому поводу?» лишь 26.6% опрошенных ответили «ему нет достойной замены», почти половина считает, что «ему есть достойная замена, но я не знаю этого человека», еще 12.1% полагают, что «ему есть достойная замена, и я знаю этого человека». Отсюда следует чрезвычайно важный, на наш взгляд, вывод: избиратели, готовые голосовать за А. Лукашенко, боятся перемен, таким выбором они хотят «восстановить прошлое» или, по крайней мере, «предотвратить будущее». Равно как и наоборот: те, кто хочет перемен, кто думает о будущем, а не о прошлом, не связывают свои надежды с переизбранием А. Лукашенко на второй срок. Особенно хорошо это видно при сравнении оценки перспектив для своих детей в зависимости от того, за кого собираются голосовать респонденты (табл. 1).

Таблица 1. Оценка перспектив для своих детей в зависимости от выбора кандидата в президенты*, %

* Читается по горизонтали
** В этой строчке приводится ответ на вопрос «В случае победы А. Лукашенко»

Как видно, респонденты, собирающиеся голосовать за одного из пятерки демократических кандидатов, надеются на улучшение перспектив у своих детей – собственно говоря, эта надежда и является важнейшим мотивом их политического выбора. Совсем иная мотивация у тех, кто собирается голосовать за А. Лукашенко: надеется на улучшение перспектив у своих детей среди них столько же, сколько и не питает никаких иллюзий (39.4% vs 39%). Какая же мотивация у сторонников нынешнего президента, если не забота о будущем своих детей? Вероятно, часть из них – это люди пожилого или даже преклонного возраста, у которых дети давно выросли и живут самостоятельно, поэтому их волнуют в первую очередь собственное настоящее – пенсии и различные пособия. Другая часть – это те, для кого идеологические ценности, продвигаемые А. Лукашенко (плановая экономика, «сильная рука» в политике, интеграция с Россией, а не с Европой, восстановление статуса сверхдержавы и др. – т.е. ценности прошлого), важнее будущего собственных детей.

Проблема, однако, заключается в том, что подавляющая часть тех, кто не доволен нынешним курсом и озабочен будущим своих детей, пока не видит ясной, убедительной альтернативы. Количество тех, кто считает, что А. Лукашенко есть достойная замена, но не знают такого человека, в четыре раза больше тех, кто знает (49.4% vs 12.1%). Поэтому самый важный вопрос нынешней президентской кампании – это вопрос консолидации демократических сил, направленной на то, чтобы к 9 сентября (или, по крайней мере, ко второму туру) большинство граждан, стремящихся к переменам, смогли голосовать за единого кандидата.

В этом плане ситуация со времени предыдущего национального опроса НИСЭПИ в апреле 2001 г. существенно изменилась. С одной стороны, наблюдается процесс консолидации внутри пятерки демократических кандидатов (заявление от 25 апреля, выступление на Российском телеканале и другие совместные действия) и поддерживающих их сил (создание движения «За новую Беларусь» во главе с В. Леоновым). С другой стороны, регистрация инициативных групп 22 кандидатов (часть которых являются сателлитами власти), несомненно, способствует раздроблению, дезориентации демократического электората. Из табл. 2 можно видеть, как изменились рейтинги основных кандидатов (напомним, что анкета июньского опроса разрабатывалась в мае и не могла включать всех нынешних кандидатов).

Таблица 2. Отношение электората к кандидатам в президенты РБ, %

Кандидат в президенты

Нравится

Не нравится

Не знаю такого

Доверяю

Буду голосовать

Не буду голосовать

04’01

06’01

04’01

06’01

04’01

06’01

04’01

06’01

04’01

06’01

04’01

06’01

А. Лукашенко

39.8

42.4

34.4

34.7

1.5

0.7

39.4

39.8

39.8

43.8

36.4

34.0

М. Чигирь

21.2

18.9

29.7

32.7

11.9

18.2

19.8

12.6

17.9

17.1

45.1

45.0

С. Домаш

9.8

12.5

17.2

17.2

38.9

47.6

7.5

8.8

8.1

12.0

46.2

44.6

В. Гончарик

12.1

11.1

22.9

23.5

23.3

38.6

9.7

6.3

10.1

10.3

45.2

48.0

П. Козловский

7.0

5.5

16.4

19.2

39.0

51.1

3.9

2.1

4.8

6.1

48.8

47.2

С. Калякин

3.6

5.1

20.1

20.5

41.1

50.1

2.6

1.9

2.8

4.3

51.7

49.2

З. Позняк

7.6

5.7

52.2

56.9

10.0

14.3

5.8

3.0

6.3

5.0

59.7

62.7

Л. Синицын

3.4

1.6

14.4

14.5

48.5

61.9

2.0

0.5

2.0

1.9

50.3

49.9

С. Гайдукевич

5.0

4.6

21.2

20.4

36.0

52.7

3.4

1.7

4.0

4.2

50.6

52.1

А. Ярошук

3.9

2.1

14.0

13.6

47.5

62.3

1.8

0.8

2.6

2.3

49.2

49.2

Е. Крыжановский

9.7

6.9

17.2

17.2

39.4

52.8

4.1

1.4

4.3

4.1

47.7

50.0

Н. Машерова

21.6

14.7

36.1

14.8

17.0

39.9

Очевидно, во-первых, что существует явная зависимость эмоционального (нравится), рационального (доверяют) и поведенческого (будут голосовать) компонентов отношения электората к кандидатам в президенты: иерархия этих рейтингов почти не меняется (а это значит, что каждый из них должен приниматься в расчет).

Во-вторых, А. Лукашенко по-прежнему остается электоральным лидером, его рейтинг колеблется около 40%. Рейтинги М. Чигиря и В. Гончарика «застыли» на прежнем уровне или даже слегка «колебнулись» вниз. Рейтинги П. Козловского и С. Калякина слегка «колебнулись» вверх. Заметнее всех подрос рейтинг С. Домаша, теперь он, а не В. Гончарик занимает второе место в «демпятерке». Это подтверждается и данными табл. 3.

Таблица 3. Рейтинг «пятерки» демократических кандидатов по вопросу: «Если бы Вам сегодня пришлось выбирать президента Беларуси только из следующих двух политиков, за кого бы Вы проголосовали?», %

Пара кандидатов Вариант ответа

04’01

06’01

А. Лукашенко – М. Чигирь За А. Лукашенко

38.9

42.7

За М. Чигиря

20.3

19.0

Против обоих

14.2

8.4

Не стали бы участвовать в выборах

3.8

4.1

ЗО/НО

22.8

25.7

А. Лукашенко – С. Домаш За А. Лукашенко

38.3

43.2

За С. Домаша

11.6

14.8

Против обоих

19.5

10.3

Не стали бы участвовать в выборах

4.9

4.0

ЗО/НО

26.7

27.8

А. Лукашенко – В. Гончарик За А. Лукашенко

38.4

44.3

За В. Гончарика

14.1

13.1

Против обоих

19.1

13.7

Не стали бы участвовать в выборах

5.1

4.2

ЗО/НО

23.2

22.6

А. Лукашенко – П. Козловский За А. Лукашенко

38.8

43.5

За П. Козловского

8.1

10.1

Против обоих

21.4

13.3

Не стали бы участвовать в выборах

5.3

4.2

ЗО/НО

26.4

28.9

А. Лукашенко – С. Калякин За А. Лукашенко

35.4*

43.4

За С. Калякина

2.8*

8.2

Против обоих

23.0*

15.6

Не стали бы участвовать в выборах

7.0*

4.6

ЗО/НО

31.7*

28.2

* Данные за октябрь 2000 г.

В-третьих, стремительно набирает рейтинг Н. Машерова. Мы не можем оценить эти темпы, поскольку раньше не измеряли ее рейтинг, но в июне она догнала и даже начинает перегонять лидера «демпятерки» М. Чигиря. Сравнительный анализ электоратов А. Лукашенко и Н. Машеровой показывает, что их идейно-политические взгляды весьма близки (например, по вопросам интеграции с Россией, отношению к расширению НАТО на Восток, смены белорусской государственной символики в 1996 г. и т.п.), хотя пересекаются они лишь частично: за Н. Машерову готовы голосовать только 15.8% сторонников А. Лукашенко, 40.8% сторонников Н. Машеровой – за А. Лукашенко, свыше половины сторонников Н. Машеровой скорее или отчасти не удовлетворены тем, как А. Лукашенко управлял страной в течение семи лет. Это значит, что участие дочери кумира многих белорусов в выборах 9 сентября, а также возможность ее выхода во второй тур следует рассматривать вполне серьезно, независимо от того, является ли она скрытым сателлитом нынешнего президента или ее двигают другие силы (независимая пресса пишет о ее политической и финансовой поддержке со стороны Е. Примакова). В любом случае ее потенциал используется не на пользу белорусской демократии и независимости: повторение «электоральной революции» 1994 г. может отбросить страну еще дальше в прошлое.

В нашей предыдущей аналитике (за апрель 2001 г.) уже рассматривались возможные альянсы электоратов кандидатов в президенты. Серьезная проблема заключается в том, что если электорат А. Лукашенко отличается большой устойчивостью и сплоченностью (40.3% респондентов готовы голосовать за него в любой комбинации из табл. 3), то электорат «демпятерки» пока что «рассыпан» между отдельными кандидатами (только 6.9% респондентов готовы голосовать за любого из них в любой комбинации). Однако сравнительный анализ данных двух опросов обнаружил явно выраженную динамику (табл. 4).

Таблица 4. Возможные электоральные альянсы кандидатов в президенты РБ*, %

Кандидат в президенты

М. Чигирь

С. Домаш

В. Гончарик

П. Козловский

С. Калякин

А. Лукашенко

Н. Машерова

З. Позняк

М. Чигирь (17.1)

Х

48.3
27.7

41.5
34.9

30.0
36.5

19.8
46.2

11.3
80.9

29.6
43.8

14.9
62.1

С. Домаш (12.0)

69.0
15.8

Х

49.0
26.6

38.6
28.7

28.3
41.2

3.5
90.2

24.6
53.1

23.2
58.6

В. Гончарик (10.3)

68.6
17.0

56.8
16.8

Х

39.4
24.8

28.8
31.2

15.3
77.9

23.3
44.7

15.4
57.8

П. Козловский (6.1)

83.7
11.4

75.4
13.9

66.4
29.9

Х

47.9
28.6

3.9
91.0

39.2
46.3

28.2
56.6

С. Калякин (4.3)

77.8
16.4

77.9
16.3

68.6
24.4

67.7
21.7

Х

11.5
82.5

44.1
45.4

27.9
65.8

А. Лукашенко (43.8)

4.4
67.1

1.0
64.6

3.6
65.2

0.5
65.5

1.1
64.3

Х

15.8
50.7

0.6
79.3

Н. Машерова (17.0)

29.9
52.2

17.4
50.0

14.4
61.5

14.2
51.5

11.3
55.8

40.8
44.0

Х

8.9
74.5

З. Позняк (5.0)

40.2
35.1

28.6
37.7

26.1
40.2

15.1
49.5

7.4
53.1

12.8
69.9

30.0
44.3

Х

* Читается по горизонтали. В числителе каждой клетки – процент электората данного кандидата (от общего электората, указанного в скобках после каждой фамилии), который готов голосовать и за другого кандидата, в знаменателе – процент электората данного кандидата, который ни при каких обстоятельствах не будет голосовать за другого кандидата

Во-первых, очевидно, что самые «непримиримые» электораты (т.е. не желающие голосовать за других кандидатов) – у А. Лукашенко и Н. Машеровой. Во-вторых, в процессе фактически начавшейся избирательной кампании электорат А. Лукашенко становится еще более непримиримым – число его сторонников, готовых голосовать за другого кандидата, за два месяца уменьшилось (например, в апреле 5.7% из них готовы были голосовать и за В. Гончарика, 3.9% – за С. Домаша, 3.2% – за П. Козловского, сегодня число первых сократилось до 3.6%, вторых – до 0.5%, третьих – до 1.0%). В-третьих, происходит консолидация электоратов «демпятерки»: число сторонников каждого из ее членов, готовых голосовать и за других кандидатов, значительно выросло. Например, число сторонников М. Чигиря, готовых голосовать и за С. Домаша, возросло на 25%, число сторонников С. Калякина, готовых отдать свои голоса М. Чигирю, – на 40%. В-четвертых, самыми «лояльными», т.е. готовыми отдать свои голоса другим членам «демпятерки», сегодня являются электораты С. Калякина (свыше половины его сторонников готово голосовать за всех других демкандидатов) и П. Козловского (свыше половины его сторонников готовы голосовать за М. Чигиря, С. Домаша и В. Гончарика), а самым «непримиримым» – электорат М. Чигиря. В-пятых, самыми приемлемыми кандидатами среди «демпятерки» (т.е. теми, за кого соглашаются голосовать и сторонники других кандидатов) в данный момент являются М. Чигирь и С. Домаш: например, число сторонников членов «демпятерки», готовых голосовать и за М. Чигиря, за два месяца возросло с 11% (сторонники В. Гончарика) до 40% (сторонники С. Калякина), а за С. Домаша – с 16% (сторонники В. Гончарика) до 31% (сторонники С. Калякина). Конечно, до полного «слияния» электоратов всех членов «демпятерки» еще далеко (как отмечалось выше, сегодня этот «консолидированный» электорат составляет примерно 7% от всех избирателей), да это и вряд ли возможно, но процесс консолидации идет весьма заметно.

Некоторые политики и аналитики полагают, что проблема консолидации демократических сил на всех трех уровнях – самих кандидатов, поддерживающих их политических и гражданских структур, а также их электоратов – менее важна, чем прорыв информационной блокады и выдвижение единого кандидата как можно быстрее. Обе проблемы, несомненно, важны – появление «демпятерки» на Российском телевидении стало важным фактом избирательной кампании (первым политиком, признавшим это, оказался сам А. Лукашенко, пообещав «разобраться» с Российскими телеканалами после выборов). Однако к этому нельзя сводить все проблемы участия демократических сил в избирательной кампании. Так, по данным нашего опроса, 43.6% респондентов «слышали что-нибудь о коалиции кандидатов в президенты, которые выступают против политики А. Лукашенко» (не слышали 59.8%, остальные затруднились ответить) – это немало! В то же время, только 16.5% респондентов сказали, что «будут голосовать за кандидата, которого поддержит эта коалиция» (не будут голосовать 37.5%, остальные затруднились), лишь 12.2% думают, что «эта коалиция будет успешной и победит А. Лукашенко» (45.6% придерживаются противоположного мнения, остальные затруднились). Объяснять трех-четырехкратный разрыв этих цифр просто тем, что «люди слышат только грязную ложь об оппозиции, а потому не могут судить о ней объективно» (самое популярное объяснение среди оппозиции), нельзя. На прямой вопрос нашей анкеты «Как повлияли на Ваше мнение об оппозиции передачи Белорусского телевидения, в которых ее деятельность подвергается резкой критике?» только 9.6% респондентов ответили «оно ухудшилось», 4.5% – «оно улучшилось», 36.9% – «не изменилось», 41.7% вообще не смотрели таких передач, 7.3% затруднились ответить. Так что переоценивать влияние Белорусского телевидения на формирование общественного мнения, в том числе и об оппозиции, не стоит (напомним, что, по данным апрельского опроса, только 39.3% взрослых граждан доверяют БТ). Так же как не стоит недооценивать влияние независимой прессы: по данным последнего опроса треть избирателей читают хотя бы одну независимую столичную газету (имеются в виду издания политической направленности). Это значит, что широкая публикация в независимой прессе выступлений демократических кандидатов, а также материалов, разоблачающих власть (например, показаний следователей Д. Петрушкевича и О. Случека о причастности высшей власти к исчезновениям известных людей), может существенно повлиять на избирательную кампанию (напомним, что еще до публикации этих материалов, по данным нашего апрельского опроса, 37.6% респондентов заявили, что «информация о возможной причастности одного из кандидатов в президенты к исчезновению известных оппозиционных политиков» повлияет на их выбор, лишь 14.8% сказали, что «нет, не повлияет»).

Как ни странно, демократические кандидаты и их электораты консолидируются сегодня быстрее, чем политические партии. Известно, что одни партии приняли решение о поддержке лишь одного из «демпятерки», другие, формально декларируя поддержку «демпятерки» в целом, на деле (в частности, при сборе подписей) также призывают своих членов поддерживать одного кандидата. Не говоря уже о том, что такие действия осложняют отношения между демократическими кандидатами, порождают взаимное недоверие и подозрения. Становясь достоянием общественности (прежде всего демократической), они понижают и без того невысокий рейтинг оппозиционных партий (напомним, что, по данным апрельского опроса, лишь 8.7% респондентов выразили им доверие, а 42% – недоверие). Об этом говорят и следующие данные (табл. 5).

Таблица 5. Отношение населения к оппозиционным политическим партиям и общественным организациям*, %

Партия, общественная организация

Если какая-то из белорусских партий и организаций заявит, что поддерживает одного из кандидатов в президенты, это повлияет на желание голосовать за него:

Хотели бы познакомиться с программными документами

Повлияет положительно

Повлияет отрицательно

Никак не повлияет

Женская партия «Надзея»

10.0

1.6

63.5

16.5

Фонд «Детям Чернобыля»

9.4

1.3

63.5

12.3

Объединенная гражданская партия (ОГП)

8.4

2.0

63.9

8.4

Белорусская социал-демократическая партия «Народная Грамада» (БСДП «НГ»)

7.4

2.6

63.7

6.6

Белорусский конгресс незавимых профсоюзов

7.2

1.7

65.2

6.5

Партия труда

7.0

1.5

66.0

6.2

Белорусский народный фронт «Адраджэнне» (БНФ «Адраджэнне»)

6.4

8.9

60.6

5.3

«Молодой Фронт»

6.1

3.3

63.6

8.9

Федерация профсоюзов белорусская

6.0

2.4

65.7

4.8

Хартия’97

5.3

2.0

64.3

4.1

Белорусский Хельсинский комитет

4.9

2.2

64.8

4.9

Либерально-демократическая партия Беларуси (ЛДПБ)

4.5

4.8

64.6

7.1

Партия коммунистов белорусская (ПКБ)

4.4

8.6

62.6

5.0

«Региональная Беларусь»

3.5

1.9

65.7

4.7

* Читается по горизонтали

Как видно, интерес к программным документам ведущих оппозиционных партий невелик (кстати говоря, этот вопрос был включен в анкету по просьбе руководства одной из них), поэтому публично выраженная партийная поддержка демократических кандидатов пока мало влияет на выбор избирателей. Чем больше публичных споров и ссор по поводу того, кого поддерживать на президентских выборах, тем больше вреда от партийной поддержки для любого кандидата. Совместная поддержка партий и важнейших общественных организаций, на наш взгляд, повысит шансы «демпятерки» на победу, но для этого она должна быть максимально консолидированной. С этой точки зрения, идея выдвижения единого демократического кандидата через КРДС или Конгресс демократических сил до того, как такой кандидат станет очевидным (в том числе и для других членов «демпятерки») в процессе избирательной кампании (регистрация, встречи с избирателями, выступления в СМИ, рейтинги социологических опросов и др.), вызывает серьезные сомнения – такая тактика может привести не к консолидации демократических сил на всех уровнях, а, наоборот, к их расколу.

На наш взгляд, гораздо более эффективным фактором консолидации политических партий и общественных организаций являются не поиски единого кандидата, а совместные усилия по обеспечению независимого наблюдения на президентских выборах. Совершенно очевидно, что власти готовятся к масштабным фальсификациям (об этом говорит тотальный отсев представителей оппозиционных партий и общественных организаций при формировании избирательных комиссий). Так думают не только оппозиционные политики, аналитики и журналисты, но и многие граждане: только 46.1% респондентов считают, что «выборы президента будут свободными и справедливыми» (свыше трети дали отрицательный ответ). Свои надежды на свободные и справедливые выборы большинство связывает не с деятельностью Центризбиркома (только 45.9% считают, что он «будет честно и аккуратно подсчитывать голоса на президентских выборах», почти 40% не верят в это), а с независимыми наблюдателями: три четверти опрошенных сказали, что «будут больше доверять результатам этих выборов, если на них будут присутствовать независимые наблюдатели» (только 15.1% дали отрицательный ответ на данный вопрос). Именно независимого наблюдения власти опасаются больше, чем всех партийных съездов и конгрессов вместе взятых. Свидетельство тому – совершенно неадекватная реакция на деятельность КНГ ОБСЕ, связанную с подготовкой такого наблюдения. Поразительно, что, несмотря на массированную пропагандистскую атаку практически по всем государственным информационным каналам, лишь 12.8% опрошенных поддерживают намерения белорусских властей «выслать из страны руководителя КНГ ОБСЕ в Минске посла Х.–Г. Вика, поскольку его деятельность нарушает белорусские законы», 18.6% не поддерживают этого, поскольку считают, что «его деятельность не нарушает белорусских законов» (55% «ничего не слышали о деятельности посла Вика», 13.5% затруднились ответить).

В заключение подчеркнем, что концентрация усилий и ресурсов всех демократических сил на президентских выборах вовсе не должна исключать подготовку стратегии и тактики действий в случае переизбрания А. Лукашенко (например, неверие в свободные и справедливые выборы не следует отождествлять с протестным потенциалом: лишь 10.2% респондентов сказали, что «если результаты президентских выборов будут сфальсифицированы», они «примут участие в массовых протестах, чтобы попытаться изменить эти результаты», 43.5% – что «согласятся с ними, потому что их уже нельзя будет изменить», а 25.1% – что «не поверят этим результатам и будут очень расстроены, но в массовых акциях протеста участвовать не будут»). Нужно быть готовым действовать и в этих условиях: готовить новые «точки опоры» – новых людей, новые структуры, новые механизмы, иначе массовой деморализации не избежать. Для этого надо смотреть на окружающий мир «широко раскрытыми», а не «широко закрытыми глазами».