«

»

МЕСТНЫЕ ВЫБОРЫ – «СПИРАЛЬ МОЛЧАНИЯ» РАСКРУЧИВАЕТСЯ

Весной следующего года в Беларуси пройдут выборы в местные Советы. О том, когда именно они состоятся, сегодня знает лишь пятая часть опрошенных. Однако, это вовсе не говорит об отсутствии интереса к выборам.

Как видно из табл. 1, 60% опрошенных уже сейчас заявляют о готовности участвовать в местных выборах. Это на треть больше, чем за месяц до мартовских выборов 1999 г., в которых, по нашим данным, принимали участие те же 60% (по данным Центризбиркома – 64% граждан, имеющих право голоса). А если принять во внимание то, что из почти 20% затруднившихся ответить после начала агитации большая часть склоняется к участию в голосовании, можно предположить, что весной нас ожидает довольно высокая избирательная активность.

Таблица 1. Распределение ответов на вопрос «Собираетесь ли Вы участвовать в выборах в местные Советы?», %

0 — В этом опросе данный вариант ответа отсутствовал

Что же ей мешает сейчас? Каковы же причины, влияющие на то, что часть избирателей не желает идти на избирательные участки? Некоторое представление об этом дают данные табл. 2.

Таблица 2. Распределение ответов на вопрос «Если Вы не намерены голосовать, то почему?», % 

(возможно более одного ответа)

На первом месте здесь, как и в апреле, оказалось неверие в то, что в результате голосования победителем станет действительно сильнейший – более 12% респондентов (среди противников президента – 16.2%), считают, что депутатами все равно окажутся те кандидаты, кого поддерживает власть. Если к ним добавить еще и тех, кто не верит в свободный и справедливый характер выборов, то окажется, что 20% всех опрошенных и около 30% противников А. Лукашенко готовы сегодня проигнорировать выборы из-за сомнений в том, что это будут настоящие выборы, итог которых зависит только от воли самих избирателей. Вместе с тем, нельзя не отметить, что настрой противников А. Лукашенко по сравнению с прошлым опросом стал несколько более оптимистичным – среди них на 5% стало меньше тех, кто уверен, что власть в любом случае сможет провести в местные Советы своих ставленников.
Ранее неоднократно отмечалось, что значительная часть избирателей не имеет достаточной информации о кандидатах и их программах, голосуя в итоге «вслепую». Тем не менее, они все-таки делают свой выбор на основании каких-то иных критериев, не зная ни программ кандидатов, ни их личных качеств. Отношение того или иного кандидата к А. Лукашенко и его политике становится здесь едва ли не главным индикатором, своеобразным идентификационным признаком, по которому избиратели отделяют «своих» кандидатов от «чужих».
И тут произошли довольно заметные изменения. Если в апреле численность тех, кто собирался голосовать за кандидатов-сторонников А. Лукашенко, чуть-чуть превышала число готовых голосовать за кандидатов-противников президента, то в сентябре ситуация изменилась (табл. 3). Амплитуда этого изменения – 4% (от –1 в пользу сторонников до +3 в пользу противников). Это совпадает с величиной падения рейтинга президента

Таблица 3. Динамика ответов на вопросы о характере будущего голосования, %

Вариант ответа
За какого кандидата Вы бы предпочли голосовать?
За кого, на Ваш взгляд, проголосует большинство избирателей?
04’02
09’02
04’02
09’02
За кандидата-сторонника А. Лукашенко
29.2
27.9
49.5
35.0
За кандидата-противника А. Лукашенко
28.3
30.8
16.5
25.3
За иного кандидата
15.2
16.5
6.6
7.4
ЗО/НО
27.3
24.8
27.4
32.3
Однако самые значительные перемены произошли в том, как сами избиратели стали оценивать будущее голосование всех остальных избирателей. Если в апреле многие белорусы, выступающие за перемены, думали, что большинство проголосует за кандидатов-сторонников А. Лукашенко (т.е. что сами они в меньшинстве), то сегодня их уверенность в поддержке общества значительно возросла. Спираль молчания, о которой столько писал НИСЭПИ, наконец стала раскручиваться.
Электорат А. Лукашенко количественно уменьшается и становится все более консолидированным – 89% его сторонников намерены голосовать за кандидата-сторонника президента, но их уверенность в поддержке большинства падает (только 77.8% считают, что так поступит большинство избирателей).
Противники президента не столь консолидированы – 58.6% их них предпочитают голосовать за кандидатов-противников президента, а 18.1% – за иного кандидата. Но их уверенность в поддержке большинства возрастает – более половины считают, что большинство избирателей поддержит их выбор.
Примечательно, что и среди «колеблющихся» кандидатов-противников А. Лукашенко и иных кандидатов готовы поддержать немногим меньше (32.2%), чем кандидатов-сторонников А. Лукашенко (36.2%).
Хотя до выборов остается еще немало времени, уже сейчас становится очевидным, что противоречия в стане оппозиционных партий не позволят им создать единый избирательный блок. Из высказываний партийных лидеров можно сделать прогноз, что весной за голоса избирателей будут бороться, по меньшей мере, два блока – левоцентристский и правоцентристский. Первый составят коммунисты С. Калякина, социал-демократы А. Бухвостова и Н. Статкевича. К ним, возможно, присоединятся либерал-демократы С. Гайдукевича и получившая новое руководство партия «Надзея» (которой сначала надо еще решить вопрос регистрации в Минюсте). Во второй наверняка войдут БНФ «Адраджэнне» В. Вечорки, ОГП А. Лебедько и, возможно, две социал-демократические партии С. Шушкевича и В. Полевиковой (последней также прежде надо разобраться с регистрацией).
Нами уже неоднократно указывалось, что партийная принадлежность кандидатов не является определяющим фактором при выборе избирателями кандидатов. Точно также вовсе не факт, что члена какой-либо партии, являющегося кандидатом от блока, автоматически поддержат избиратели, готовые голосовать за кандидата от другой партии, входящей в данный блок. В первом приближении здесь пока стоит ограничиться констатацией того, что у правоцентристского блока электорат традиционно более близкий, дисциплинированный и консолидированный. У левоцентристского блока, на первый взгляд, количественно как будто больший потенциал (табл. 4).

Таблица 4. Динамика ответов на вопрос «Если Вы будете голосовать за кандидата от какой-либо партии, то какой именно?», %

* Опрос проводился до смены руководства партии «Надзея»

Однако, механически складывать партийные рейтинги нельзя. Тем более, пока не ясно, кому достанутся проценты расколовшейся «Надзеи», и захочет ли находящийся на некотором подъеме С. Гайдукевич с кем-то блокироваться.
Между тем, надо заметить, что идея единого блока находит все больше сторонников (табл. 5).

Таблица 5. Динамика ответов на вопрос «Поддерживаете ли Вы создание блока оппозиционных партий для участия в выборах депутатов местных Советов?», %

Вариант ответа
Все опрошенные
Сторонники А. Лукашенко
Противники А. Лукашенко
Колеблющиеся
04’02
09’02
04’02
09’02
04’02
09’02
04’02
09’02
Да
36.5
39.8
7.9
14.3
57.1
57.5
21.0
30.2
Нет
32.8
31.0
57.9
60.5
18.8
18.1
42.1
35.6
ЗО/НО
30.7
29.2
34.2
25.4
24.1
24.4
36.9
34.1
И, что весьма любопытно, если среди противников А. Лукашенко в данном вопросе не произошло вообще никаких изменений (наверное, потому, что это – преимущественно, политически активные граждане, многие из которых имеют устоявшиеся партийные предпочтения), то среди «колеблющихся» поддержка идеи блока выросла в полтора, а среди сторонников А. Лукашенко(!) – почти в два раза.