«

»

БЕЛОРУССКАЯ ЭЛИТА НЕ ВЕРИТ В УЛУЧШЕНИЕ СОЦИАЛЬНО-ЭКОНОМИЧЕСКОЙ СИТУАЦИИ В СТРАНЕ

Тот факт, что нынешняя социально-экономическая ситуация в Беларуси, мягко говоря, далека от идеальной, недавно был признан уже и на самом высоком официальном уровне. Лидеры мнений и эксперты, уже давно осознавшие бесперспективность так называемой «белорусской экономической модели» и хорошо знающие реальное положение дел в экономике, дальнейшие перспективы считают удручающими. Как видно из табл. 1, почти три четверти респондентов ожидают в ближайшие годы ухудшения социально-экономической ситуации. В то время, как работники негоссектора единодушно выразили отсутствие надежд на изменение к лучшему, осторожная позиция каждого пятого представителя государственных структур выглядит почти как профессиональный оптимизм.
Таблица 1. Распределение ответов на вопрос «Как, на Ваш взгляд, изменится социально-экономическая ситуация в Беларуси в ближайшие годы?», %

Доминирование пессимистических настроений в рядах искушенной элиты вызывает естественное желание сравнить их со взглядами широкой публики. Ведь не секрет, что по многим принципиальным вопросам оценки белорусской элиты и белорусского общества серьезно отличаются. Однако в данном вопросе о таких различиях говорить не приходится (табл. 2).

Таблица 2. Динамика ответов на вопрос «Как изменится социально-экономическая ситуация в Беларуси в ближайшие годы?»*, %

* Данные национальных опросов НИСЭПИ

Хотя негативная оценка рядовыми гражданами ближайших перспектив развития страны пока не достигла пессимизма элиты (обладающей более обширной информацией и глубоким пониманием происходящего), наблюдаемая тенденция очевидна: большинство белорусов не ожидает от нынешней власти позитивных перемен. Следует отметить, что наши последние данные по электорату в целом датируются декабрем прошлого года. «Новогодний подарок» в виде новых тарифов за коммунальные услуги, вне всяких сомнений, еще более сблизит позиции населения и элиты. Спорить можно лишь о степени такого сближения. В этом смысле для президента, похоже, разделяющего пессимизм элиты и решившего встать на «защиту народа от родного правительства», открывается огромное поле для деятельности.
Из предыдущих национальных опросов НИСЭПИ можно было узнать, что значительная часть белорусов хотела бы переехать в другую страну на постоянное место жительства, т.е. эмигрировать (табл. 3).

Таблица 3. Распределение ответов на вопрос «Хотели ли бы Вы переехать в другую страну на постоянное место жительства?», %

Потенциал эмиграции во всех странах и во все времена рассматривался как очевидное свидетельство неблагополучия ситуации в стране, особенно если учесть, что самый высокий эмиграционный потенциал, как правило, наблюдается у наиболее динамичной и образованной части общества – молодежи. Наиболее привлекательным местом для эмиграции на протяжении уже нескольких лет для наших соотечественников остается Германия. Эксперты и лидеры мнений в подавляющем большинстве – это люди, во-первых, добившиеся признания в различных профессиональных сферах в собственной стране, а во-вторых, совершенно отчетливо представляющие, что на пути эмигранта даже в самых богатых и демократических странах больше терний, чем звезд. Поэтому эмиграция из-за материальных трудностей, либо профессиональной невостребованности в этой среде – явление достаточно редкое. Неудивительно, что 70% опрошенных заявили, что не собираются никуда переезжать. Решиться на поиск лучшей доли за рубежом эти люди могут только в ситуации из ряда вон выходящей. Тем не менее, почти четверть респондентов из государственных организаций готовы переехать в другую страну, причем большинство из них также предпочитают Германию. Возможно, на их желание сказалось и отношение белорусских властей, которые всячески подчеркивают «конструктивность позиции Берлина по отношению к Минску» в противовес американской (насколько это соответствует действительности – другой вопрос), а также общий имидж Германии как страны с высокими социальными гарантиями.
Любопытно сравнить реакцию электората и элиты на решение Евросоюза, запретившего выдачу въездных виз президенту А. Лукашенко и его ближайшему окружению. Хотя белорусских граждан это решение никоим образом прямо не коснулось, лишь четверть респондентов отнеслась к нему положительно, а более 40 % – отрицательно (табл. 4).

Таблица 4. Распределение ответов на вопрос «Как Вы относитесь к решению Европейского Союза запретить въезд в страны ЕС президенту и высокопоставленным чиновникам Беларуси?», %

* В опросе экспертов данный вариант ответа отсутствовал

Причины такого отношения могут быть различны. Сторонники президента всегда в штыки встречают любое противодействие их кумиру, кто-то считает политику ограничений и санкций в принципе не оправданной и не приносящей успеха, а кому-то просто «за державу обидно». А каждый второй эксперт и лидер мнений поддержал это решение, причем точки зрения представителей государственных и негосударственных структур оказались почти «зеркальными». Такое «зеркало», на наш взгляд, отражает противоречия в белорусской элите по оценкам эффективности стратегии Запада в отношении нынешних властей. Среди значительной части оппозиционного лагеря сильны настроения в пользу ужесточения курса международного сообщества, чтобы таким образом вынудить А. Лукашенко пойти на изменения его политики. Как видно, представители государственных организаций относятся к разного рода санкциям негативно, отдавая предпочтение более тесным контактам с Западом, которые, по их логике, быстрее приведут к смягчению нынешнего политического режима. И хотя под действие визовых ограничений попало только менее десятка высших должностных лиц страны, номенклатура реагирует на это негативно, как будто это касается каждого государственного чиновника.