«

»

ГРОМКИЕ ИСЧЕЗНОВЕНИЯ КАК ФАКТОР ДЕЛЕГИТИМИЗАЦИИ ВЛАСТИ

Вопрос о судьбе исчезнувших в 1999 г. политиков Ю. Захаренко, В. Гончара и бизнесмена А. Красовского, журналиста Д. Завадского в 2000 г., причинах и виновниках этих событий уже давно поднимается белорусской оппозицией. С тех пор прошли десятки публичных акций «Мы хотим знать правду!», организованных различными партиями и общественными организациями. В прессе были опубликованы факты, свидетельствующие о причастности высокопоставленных белорусских чиновников к этим исчезновениям. Некоторые из авторов этих разоблачений вынуждены были даже эмигрировать, опасаясь за свою жизнь. Реакция власти была двойственной. Сначала на самом высоком уровне было сказано, что причиной исчезновения могли быть криминальные связи исчезнувших (за это «их убрали»). Затем в официальных СМИ публиковались сообщения о том, что «исчезнувших» видели за границей», что «они сами скрылись». Наконец, было заявлено, что судьбы этих людей ничем не отличаются от судеб сотен других пропавших без вести, дела закрыли, а самих исчезнувших признали умершими. С тех пор любые попытки привлечь внимание общества к этим громким делам официально оцениваются как «политиканство» и «попытки дестабилизировать обстановку».

Позиции власти и ее критиков по этому вопросу хорошо известны. А что думают об этом сами белорусы? Ведь в последнее время громкие исчезновения оказались в центре внимания и влиятельных международных организаций. В Совете Европы обсуждается специальный доклад, в котором также утверждается, что к этим исчезновениям причастны некоторые высшие белорусские чиновники. Последствиями этого обсуждения может быть принятие различных санкций против нашей страны, что, несомненно, приведет к усилению международной изоляции и, возможно, затронет интересы многих граждан.

По данным национального опроса НИСЭПИ, проведенного в ноябре 1999 г., отвечая на вопрос о причинах исчезновения В. Гончара, 16.6% респондентов заявили, что его исчезновение – дело рук белорусских властей, 6% – дело рук криминальных элементов, 24.4% – что он скрылся по своей воле, а 53% затруднились ответить. Как видно, тогда большинство белорусов ничего не знали об исчезнувших, а среди тех, кто знал, почти две трети придерживались версии власти.

За четыре с половиной года отношение белорусов к проблеме исчезнувших существенно изменилось: сегодня не знают об этом менее трети опрошенных, а среди тех, кто знает, придерживаются версии оппозиции больше, чем версии власти – 34.6% vs. 33.2%. Очевидно, что усилия оппозиции и независимой прессы не пропадают даром, а сейчас к ним добавляются и усилия международных организаций: о докладе в Совете Европы в марте слышали 27.1% респондентов (т.е. свыше двух миллионов человек). Можно предположить, что после обсуждения этого доклада на Парламентской ассамблее Совета Европы, намеченного на конец апреля, эта цифра увеличится. Анализ показывает, что информация об этом докладе принципиально меняет отношение белорусов к громким исчезновениям. Так, если среди тех, кто не слышал об этом докладе, версии оппозиции придерживаются только 27.5%, версии власти – 33.4%, а почти 40% опрошенных ничего не знают об исчезновениях или затрудняются ответить, то среди тех, кто слышал, это соотношение составляет 54% vs. 33.8%, а затруднившихся ответить только 12.2% (табл. 1)!

Таблица 1. Мнение о причинах исчезновения в разных группах опрошенных, %

Причины исчезновения Ю. Захаренко, В. Гончара, А. Красовского, Д. Завадского

Все опрошенные (100)

Слышали ли о докладе в Совете Европы?

Слышали (27.1)

Не слышали (72.9)

Политические: они выступали с критикой властей

34.6

54.0

27.5

Криминальные: они были связаны с преступными элементами

14.6

16.5

14.1

Может быть, они вообще не исчезли, а сами уехали

18.6

17.3

19.3

Ничего об этом не слышал

16.0

21.8

ЗО/НО

16.2

12.2

17.3

Возможно, с точки зрения белорусских властей, это еще не повод для серьезного беспокойства: «У нас плюрализм, пусть люди думают, что хотят, большинство из них это все равно по-настоящему не волнует!». Вопрос принципиальный: если само по себе знание этих фактов и их оценка практически не влияют на убеждения и поведение людей, попытки оппозиции и международных организаций привлечь к ним внимание белорусов и ускорить перемены в обществе ни к чему не приведут, и власти могут по-прежнему хранить олимпийское спокойствие. Для ответа на этот вопрос мы провели сравнительный анализ «социологических портретов» опрошенных, придерживающихся версии власти (криминальные причины исчезновения – 14.6%) и версии оппозиции и Совета Европы (политические причины – 34.6%).

Как видно из табл. 2, различия между этими группами белорусского общества разительны. Версию власти разделяют люди старшего возраста (свыше половины из них старше 50 лет), с невысоким образованием (почти половина имеет образование ниже среднего), жители малых городов и сел (60%). Напротив, оппозиционной версии придерживается молодежь и люди среднего возраста (почти 80%), со средним специальным и высшим образованием (почти половина), жители столицы и крупных городов (почти 60%). Пенсионеров в первой группе в 4 раза больше, чем в первой.

Таблица 2. «Социологический портрет» белорусов в зависимости от того, какой версии исчезновения они придерживаются, %

Социальные характеристики

Причины исчезновения

Политические

Криминальные

Возраст:
До 30 лет

29.1

16.0

От 30 до 50 лет

49.2

31.9

Свыше 50 лет

21.7

52.2

Образование:
Ниже среднего

11.2

49.8

Общее среднее

40.0

29.0

Среднее специально/высшее

48.8

31.2

Место жительства:
Минск

20.9

15.3

Областной/Большой город

37.5

24.7

Малый город/Село

41.6

60.0

Каким источникам информации Вы больше всего доверяете?
Белорусским СМИ

21.6

65.7

Российским СМИ

52.4

25.1

Западным СМИ

14.1

5.9

Влияет ли общественное мнение на принятие политических и социально-экономических решений в нашей стране?
Да, влияет

20.3

58.3

Нет, не влияет

73.8

35.3

Понимает ли А. Лукашенко проблемы и заботы таких людей, как Вы?
Да

20.5

66.3

Нет

70.8

27.6

Насколько Вы удовлетворены развитием демократии в Беларуси?
Полностью/Скорее удовлетворен

15.0

63.9

Скорее/Абсолютно не удовлетворен

79.2

33.9

Соблюдаются ли права человека в Беларуси?
Да/Cкорее да

20.9

66.2

Скорее нет/Нет

76.5

32.2

За кого Вы голосовали на президентских выборах в 2001 году?
За А. Лукашенко

22.8

60.7

За В. Гончарика или С. Гайдукевича

35.8

7.6

Если ли бы завтра снова состоялись выборы президента Беларуси, за кого бы Вы проголосовали?
За А. Лукашенко

10.4

57.3

Как Вы думаете, после выборов 2001 г. рейтинг А. Лукашенко:
Повысился

10.2

47.3

Понизился

78.9

36.7

Поддерживаете ли Вы указ президента об «обеспечении идеологической работы»?
Поддерживают

14.0

42.9

Не поддерживают

72.6

27.9

Верите ли Вы, что выборы в Национальное собрание в 2004 г. будут свободными и справедливыми?
Да

12.0

64.9

Нет

75.4

27.0

Где сегодня лучше живется населению?
В Беларуси

7.1

41.0

В России

66.4

34.3

Если бы пришлось выбирать между объединением с Россией и вступлением в Европейский Союз, что бы Вы выбрали?
Объединение с Россией

26.1

56.6

Вступление в Европейский Союз

60.7

27.2

Откуда, по Вашему мнению, исходит угроза для развития Беларуси?
От Запада

10.8

35.4

От белорусской оппозиции

5.9

19.9

От белорусских властей

46.4

6.4

В целом положение вещей в нашей стране развивается:
В правильном направлении

15.3

65.6

В неправильном направлении

67.5

22.6

Как изменится социально-экономическая ситуация в Беларуси в ближайшие годы?
Улучшится

13.2

35.4

Не изменится

43.7

42.3

Ухудшится

38.4

10.6

Еще более глубокие различия между этими группами наблюдаются в их взглядах, отношении к важнейшим вопросам общественно-политического и социально-экономического развития. По большинству из них различия не просто значительны, но «зеркальны» – это значит, что эти группы общества стоят не просто на разных, но на противоположных позициях. Кто-то может сказать: «Что ж, противоречия – источник развития, пусть эти группы соревнуются, доказывают свою правоту». Но сравнительный анализ показывает, что эти группы находятся в неравном положении. Две трети разделяющих версию власти доверяют белорусским СМИ, поскольку находят там выражение собственных взглядов, столько же верят в возможность выражать свои взгляды через выборы, а потому почти 60% уверены, что их мнение влияет на принятие политических и социально-экономических решений в стране. Подавляющее большинство их антагонистов лишено всех этих возможностей.

Однако самый серьезный вывод из табл. 2 состоит в том, что у большинства тех, кто объясняет громкие исчезновения политическими причинами, складывается явно негативный образ белорусской власти и ее лидера, который вызывает не надежды, а опасения. Чем больше люди узнают о громких исчезновениях, тем критичнее они оценивают не только отношение власти к исчезновениям известных людей, но и всю ее политику. Самый простой и очевидный способ решения этой проблемы – провести по-настоящему серьезное расследование, опубликовать его результаты и наказать виновных. И сделать это нужно не потому, что к этому призывают оппозиция и международные организации, а потому, что сама власть начинает терять свою легитимность и в Беларуси, и за рубежом. Сегодня социально-экономические проблемы заслоняют для белорусов все остальные, но кто знает, что может спровоцировать электоральный или номенклатурный сценарий смены власти завтра?