«

»

ДОЛГОЕ ЭХО РЕФЕРЕНДУМА

После прошлогоднего референдума, официальные итоги которого кардинально изменили не только политический ландшафт, но и политические перспективы Беларуси, продолжаются споры о том, соответствовали ли эти итоги действительному положению, стало после этого ли белорусское общество более сплоченным и уверенным в своем будущем, как это скажется на дальнейшем развитии страны?

Напомним, что, согласно официальным результатам голосования, объявленным Центральной избирательной комиссией, за то, чтобы разрешить А. Лукашенко участвовать в президентских выборах и за изменение Конституции, проголосовало 80% от числа зарегистрированных избирателей, а на выборах в парламент прошли только те кандидаты, которых поддерживали власти. Сам президент назвал эти результаты «сокрушительными» и изменил Конституцию. В то же время, согласно результатам опросов, проведенных Балтийским отделением всемирно известного Института Гэллапа, за изменение Конституции проголосовали только 48.4% зарегистрированных избирателей, а до 30% нового состава парламента могли составить кандидаты, не поддерживавшиеся властями. Если эти данные соответствуют действительности, «перераспределенными» оказались свыше двух миллионов голосов, а Конституция не должна была изменяться, и А. Лукашенко не может вновь избираться президентом.

Прошло почти полгода, политические страсти поутихли, большинство избирателей занимаются своими повседневными делами, газ из России продолжает поступать по прежним ценам, разрушительные цунами и землетрясения нас, слава Богу, не затронули, а на дворе долгожданная весна – в такой спокойной и стабильной обстановке самое время проверить, кто же был прав – ЦИК или Институт Гэллапа? Стал ли референдум для белорусов частью истории или продолжает тревожить их мысли и чувства? (табл. 1).

Таблица 1. Динамика ответов на вопрос «Скажите, как Вы проголосовали на прошедшем 17 октября 2004 года референдуме и выборах в Палату Представителей?», %

Вариант ответа

11’04

03’05

Голосование на референдуме:
Проголосовал за то, чтобы разрешить А. Лукашенко участвовать в выборах и за изменение Конституции

49.0

49.1

Проголосовал против того, чтобы разрешить А. Лукашенко участвовать в выборах и против изменения Конституции

29.2

24.7

Не участвовал в голосовании

9.5

18.5

Отказался отвечать

5.1

6.7

Голосование на парламентских выборах:
За кандидата – сторонника А. Лукашенко

35.2

33.4

За кандидата – противника А. Лукашенко

9.6

8.7

За независимого кандидата

21.3

23.3

Не участвовал в этих выборах

15.2

23.6

Отказался отвечать

12.2

10.3

Как видим, результаты голосования на референдуме, полученные при опросах и в ноябре, и в марте, практически совпадают с данными, объявленными Институтом Гэллапа. Весьма близкими оказываются и результаты голосования на парламентских выборах (в скобках напомним, что, согласно анализу и Института Гэллапа, и НИСЭПИ, абсолютное большинство отказавшихся отвечать голосовали против изменения Конституции и за альтернативных кандидатов). Несмотря на «спокойную и стабильную обстановку», белорусы хорошо помнят, как голосовали в октябре. Это значит, что референдум до сих пор остается для них важным событием.

А знают ли белорусы о том, что официальные и неофициальные итоги референдума так разительно отличаются друг от друга? (табл. 2).

Таблица 2. Динамика ответов на вопрос «После референдума Центризбирком объявил, что 80% избирателей, внесенных в списки, поддержали А. Лукашенко. Согласно опросам общественного мнения, проведенным Балтийским отделением Института Гэллапа, А. Лукашенко получил поддержку только 48.4% избирателей? Знаете (слышали) ли Вы об этом?» %

Вариант ответа

11’04

03’05

01’05*

Да

32.7

34.2

73.0

Нет

57.7

56.5

27.0

* По результатам опроса элиты (опрошено свыше 60 полисимейкеров, лидеров СМИ, ученых и бизнесменов, примерно поровну представляющих государственный и негосударственный сектор)

Несмотря на то, что данные Института Гэллапа практически не упоминались в государственных СМИ, треть избирателей, а среди элиты почти три четверти, знают о них. Повлияло это знание на отношение белорусов к итогам референдума? (табл. 3).

Таблица 3. Динамика ответов на вопрос «А чьи данные, на Ваш взгляд, больше соответствуют действительности?», %

Вариант ответа

11’04

03’05

01’05*

Действительности больше соответствуют данные Центризбиркома

44.3

41.1

7.0

Действительности больше соответствуют данные Института Гэллапа

28.6

28.9

80.0

ЗО/НО

27.1

30.0

13.0

* По результатам опроса элиты

Эта таблица не может не шокировать любого непредвзятого читателя: оказывается, официальным данным верят менее половины избирателей и только некоторые представители элиты! Как знание неофициальных данных влияет на отношение к результатам референдума хорошо видно из табл. 4.

Таблица 4. Отношение к результатам референдума среди избирателей, знакомых и не знакомых с данными Института Гэллапа, %

Отношение к результатам референдума

Знают (34.2)

Не знают (56.5)

Отношение к объявленным результатам:
Действительности больше соответствуют данные Центризбиркома

35.1

49.1

Действительности больше соответствуют данные Института Гэллапа

50.6

19.5

ЗО/НО

14.3

31.4

Отношение к тому, чтобы А. Лукашенко стал пожизненным президентом:
Полностью/скорее положительное

23.3

40.5

Безразличное

11.0

13.9

Скорее/полностью отрицательное

65.3

45.1

Большинство тех, кто знает об этих данных, не верят ЦИК и отрицательно относятся к перспективе пожизненного правления А. Лукашенко. Еще сильнее на отношение к такой перспективе влияет доверие избирателей к итогам референдума (табл. 5).

Таблица 5. Отношение к тому, чтобы А. Лукашенко стал пожизненным президентом среди избирателей, доверяющих данным ЦИК или Института Гэллапа, %

Вариант ответа

Доверяют данным ЦИК (41.1)

Доверяют данным Гэллапа (28.9)

Полностью/скорее положительное

57.8

3.4

Безразличное

13.5

7.7

Скорее/полностью отрицательное

27.9

88.9

Очевидно, что лояльность белорусов к нынешней власти и ее политике очень тесно связана с тем, как они воспринимают итоги референдума: абсолютное большинство избирателей, доверяющих неофициальным данным, отрицательно относятся к перспективам продолжения нынешнего курса, а большинство доверяющих данным ЦИК они вполне устраивают.

Однако те, кто – как в оппозиции, так и во власти – полагают, что настроения граждан определяются, прежде всего, уровнем их информированности о действительном положении вещей, в том числе и о результатах референдума (поэтому одни стараются максимально распространять такую информацию, а другие, наоборот, заблокировать), на наш взгляд, переоценивают этот фактор (табл. 6).

Таблица 6. Отношение к результатам референдума среди избирателей, голосовавших за или против изменения Конституции, %

Отношение к результатам референдума

Голосовали за (49.1)

Голосовали против (24.7)

Знание данных Института Гэллапа:
Знают

27.3

53.3

Не знают

65.0

40.9

Отношение к объявленным результатам:
Действительности больше соответствуют данные Центризбиркома

68.7

10.0

Действительности больше соответствуют данные Института Гэллапа

4.2

67.9

Отношение к тому, чтобы А. Лукашенко стал пожизненным президентом:
Полностью/скорее положительное

59.3

2.8

Безразличное

13.3

6.4

Скорее/полностью отрицательное

26.7

90.7

Как видно, многие из тех, кто голосовал за изменение Конституции и узнал о данных Института Гэллапа, как говорится, «остались при своих интересах». И, наоборот, к позиции многих избирателей, голосовавших против, эти данные ничего не прибавили. Это значит, что просвещение или манипулирование общественным мнением имеет естественные пределы, которые определяются жизненными интересами людей. Так, даже среди тех, кто голосовал за изменение конституции, свыше четверти, т.е. почти 920.000 избирателей, отрицательно относятся к пожизненному правлению А. Лукашенко. Вероятно, это именно те белорусы, которые 17 октября среагировали не столько на содержание, сколько на формулировку вопроса («Разрешаете ли Вы…?»). Но, как только они поняли реальные последствия этого «разрешения», они высказываются против.

Интересы большинства людей определяются, прежде всего, реальными условиями их жизни – если они улучшаются, никакая пропаганда или контрпропаганда не сможет их кардинально изменить. Референдум стал для нашего народа важным рубежом, показавшим подлинную динамику его интересов за десять лет правления президента А. Лукашенко. В целом жизнь белорусов, если сравнивать ее не с 1994 г., а с тем, как живут наши соседи сегодня, не улучшилась, перспективы большинства заметно сузились. Даже из тех избирателей, которые голосовали за Александра Григорьевича на последних президентских выборах, на референдуме проголосовали за изменение конституции 82.3%, а на парламентских выборах только 58.8% проголосовали за кандидатов-сторонников президента. Поэтому итоги референдума – и подлинные, и мнимые – будут еще долго влиять на мысли и чувства белорусов.