«

»

ЧЕГО ХОЧЕТ БОЛЬШИНСТВО?

Данные опроса, проведенного сразу после президентских выборов, показывают, что А. Лукашенко одержал на них чистую победу. Косвенно этот факт подтверждается тем, что по многим вопросам, касающимся оценки уровня жизни, текущей политики и общих идеологических установок, большинство опрошенных давало ответы, которые отстаивает и декларирует А. Лукашенко. Не отрицая в принципе того, что на ответы респондентов мог повлиять «фактор страха» (кто-то из них побоялся ответить интервьюеру, что не голосовал за А. Лукашенко), следует все же заметить, что данные опроса о голосовании на выборах оказались достаточно хорошо согласованы с ответами на другие вопросы анкеты.

Если опрошенный выбирает стабильность, а не перемены, если говорит, что уровень его жизни повысился, если отдает предпочтение России, а не Европе, и при этом сообщает, что голосовал за А. Лукашенко, представляется несколько искусственной гипотеза, что человек из-за страха лукавил, отвечая на все эти вопросы. Куда естественнее предположить, что именно такие взгляды на широкий комплекс общественных проблем побудили респондента голосовать за того политика, который воплощает такие взгляды.

Тем интереснее обозначить сюжеты, в которых эта связь нарушается наиболее сильным образом, т. е. когда те или иные заявления и действия власти не просто не поддерживаются большинством, а когда большинство, хотя бы относительное, высказывается против них. Так, на вопрос «16 марта председатель КГБ генерал С. Сухоренко публично заявил, что «под прикрытием президентских выборов в стране готовится силовой захват власти». Согласны ли Вы с этим заявлением?» 30.9% опрошенных ответили «да», но 49.1% – «нет». Юридическая новация шефа КГБ нашла у опрошенных еще меньше поддержки: на вопрос «16 марта генерал С. Сухоренко также заявил, что активное участие в акциях протеста против результатов президентских выборов будет рассматриваться как проявление терроризма. Согласны ли Вы с тем, что массовые акции протеста являются проявлением терроризма?» утвердительно ответили 26.8%, отрицательно – 58.1%. Проигрывает власть, как можно видеть, и в ответах респондентов на вопросы табл. 1 и 2.

Таблица 1. Распределение ответов на вопрос «Когда кандидат в президенты бывший ректор БГУ А. Козулин попытался зарегистрироваться для участия во Всебелорусском народном собрании, он был избит сотрудниками спецслужб и против него возбуждены два уголовных дела за «противоправные действия». Как Вы к этому относитесь?»

Вариант ответа

%

Я одобряю действия властей

30.3

Я осуждаю действия властей

38.3

Мне это безразлично

20.4

НО/ЗО

11.0

Таблица 2. Распределение ответов на вопрос «Многие наши сограждане не доверяют результатам выборов, потому что в составе избирательных комиссий не было представителей оппозиции. Что Вы думаете по этому поводу?»

Варианты ответа

%

Доверие к результатам выборов было бы выше, если бы в состав избирательных комиссий входили представители всех политических сил

59.6

В состав комиссий должны входить только те лица, которые отстаивают интересы действующей власти

18.6

НО/ЗО

22.1

Все приведенные выше примеры близки по смыслу, речь в них идет либо о дискриминации оппозиции, либо об угрозе применения насилия по отношению к ней, либо о насилии непосредственно. Как видим, во всех этих случаях пролукашенковское большинство разрушается, многие люди, готовые голосовать за А. Лукашенко, не одобряют подобные действия, предпринимаемые им и его подчиненными.

Из этого, разумеется, не следует, что такое частное несогласие породит в скором времени несогласие с властью во всем и в целом. Однако это в любом случае свидетельствует о том, что формул типа «Если враг не сдается – его уничтожают» белорусам хватило в сталинские времена. Большинство одобряет многие действия власти, в том числе и не укладывающиеся в демократические стандарты. Многие, но не все. И жестким подавлением оппозиции власть, добиваясь внешней монолитности общества, на самом деле усугубляет несогласие общества с властью именно по тем немногим вопросам, по которым это несогласие существует.