«

»

НЕФТЕГАЗОВАЯ ВОЙНА: «БОЕВАЯ НИЧЬЯ»

Просматривая январские новостные программы белорусского телевидения, любой сторонний наблюдатель наверняка пришел бы к выводу, что в стране объявлены внеплановые президентские выборы или, на худой конец, очередной судьбоносный референдум. Информационная активность главы государства была тому надежным индикатором. Благодаря этой активности, спор белорусских хозяйствующих субъектов с их российскими коллегами превратился в «нефтегазовую войну» между двумя государствами.

Как и положено политику-популисту, президент А. Лукашенко замкнул лично на себя работу по мобилизации населения. Доверить кому-либо из ближайших сподвижников выполнение отдельных элементов мобилизационного плана – означало бы делегировать часть властных (политических) полномочий. Подобное в Беларуси невозможно, ибо противоречит самой природе сложившегося политического режима. В полном соответствии с известным высказыванием А. Лукашенко: «Политик в Беларуси только один», остальные представители сросшихся ветвей власти и не претендуют на сколько-нибудь самостоятельные роли.

Но нынешняя мобилизационная кампания особенная. В отличие от кампаний, связанных с выборами и референдумами, у нее нет четкой даты окончания. Непонятно не только когда, но и чем она должна завершиться. А главное, непонятен сам алгоритм действий мобилизованных сторонников президента. Рыть противотанковые рвы на восточном направлении вроде бы рановато, собираться же на площадях и клеймить зарвавшегося союзничка опасно: А. Лукашенко, подобно Паниковскому, органически боится «большого скопления честных людей». Он предпочитает проводить агитацию среди атомизированных телезрителей.

Вот эта неясность целей и привела к тому, что мобилизационного эффекта, на который рассчитывали власти, не получилось. Обратимся к данным табл. 1. После президентских выборов электоральный рейтинг А. Лукашенко заметно снизился. В этом не следует усматривать разочарования, а тем более переосмысления политических предпочтений столь существенной группой избирателей. Такое снижение уровня поддержки естественно для постмобилизационного периода. Но и новый всплеск не состоялся. Эмоциональная возбужденность президента электорату так и не передалась.

Таблица 1. Распределение ответов на вопрос: «Если бы завтра состоялись выборы президента Беларуси, за кого бы Вы проголосовали?», %(открытый вопрос)

Вариант ответа

02’06

04’06

08’06

11’06

01’07

За А. Лукашенко

57.6

60.3

54.9

49.7

50’9

Рейтинг доверия (табл. 2) обычно не столь отзывчив на мобилизационное «давление», но в январе он заметно снизился. Отказавшие президенту в своем доверии граждане «перешли» частично в лагерь не доверяющих президенту, а частично в группу затруднившихся с ответом.

Таблица 2. Распределение ответов на вопрос: «Доверяете ли Вы президенту Беларуси?», %*

Вариант ответа

02’06

04’06

08’06

11’06

01’07

Да

60.2

57.3

60.0

60.3

55.4

Нет

30.8

31.4

32.9

26.0

28.5

ЗО/НО

9.0

11.3

7.1

13.7

16.1

В неблагоприятную для А. Лукашенко сторону изменилось и отношение белорусов к курсу развития страны (табл. 3).

Таблица 3. Распределение ответов на вопрос: «На Ваш взгляд, в целом положение вещей в нашей стране развивается в правильном направлении или в неправильном?», %

Вариант ответа

02’06

04’06

11’06

01’07

В правильном

58.5

58.2

61.6

55.7

В неправильном

28.1

26.3

24.0

29.0

ЗО/НО

13.4

15.5

14.4

15.3

Постоянная концентрация внимания на росте цен на энергоносители, в конце концов, привела к эффекту, описанному Чеховым в рассказе «Пересолил». Данный вывод чрезвычайно важен. Если с точки зрения тех, кто формирует «погоду в доме», политика – во многом производна от экономики, то для общества в целом поступающие сверху политические сигналы – команда для принятия конкретных экономических решений. Поэтому далеко не случайно, что уже со второй половины декабря белорусы стали усиленно скупать иностранную валюту.

Тем не менее, общий баланс отношения белорусов к президенту после «нефтегазовой бури» остается положительным. Так, доля тех, чье мнение о курсе А. Лукашенко изменилось после этого в лучшую сторону (6.2%), примерно равна доле тех, чье мнение изменилось в худшую сторону (7.8%), но число его сторонников в полтора раза больше числа противников: 42.4% vs. 28%.

Данные табл. 4 показывают, что А. Лукашенко по-прежнему остается источником главных надежд на экономическое развитие страны. По сравнению с результатами опроса в ноябре 1994 г., т.е. через четыре месяца после президентских выборов, его позиция в этом отношении остается незыблемой. Значительно «подтянулась» правительство, которое вместе с президентом составляет нерушимый тандем исполнительной власти. А вот власть законодательная «похудела», что на первый взгляд может показаться странным. С Верховным Советом А. Лукашенко воевал с первого дня своего президентства, а с Национальным собранием, собственным детищем, конфликты уже не могли быть по определению. Возможно, именно поэтому общественное мнение и не замечает данную ветвь власти. Концентрация власти в одних руках отразилась и на СМИ, особых надежд с которыми общество по-прежнему не связывает. Замкнула рейтинг надежд судебная власть: 2.7% – своеобразный итог институциональных преобразований в стране.

Таблица 4. Распределение ответов на вопрос: «С кем (чем) Вы бы связали надежды на экономическое развитие Беларуси?», % (не более трех ответов)

Вариант ответа

11’94

01’07

С президентом страны

48.7

48.1

С привлечением иностранного капитала

26.6

40.1

С правительством страны

17.4

33.0

С белорусскими предпринимателями

23.3

28.4

С руководителями госпредприятий, колхозов и т.д.

20.5

16.8

С Национальным собранием

8.8*

4.3

С политическими партиями и движениями

8.0

7.2

Со СМИ

5.6

4.6

С армией, органами безопасности

8.0

3.8

С судебной системой страны

6.6

2.7

* В опросах 93-94 гг. вместо Национального собрания указывался Верховный Совет

Удивительным оказался рейтинг иностранного капитала. К сожалению, отсутствуют промежуточные данные, что не позволяет отследить динамику за 13 лет, следовательно, невозможно и определить вклад январских событий. Но сам факт наличия конкурирующего источника надежд внушает определенный оптимизм.

Если же общественному мнению дать «черно-белый» критерий оценки главы белорусского государства, предложив при ответе на вопрос: «Как Вы оцениваете деятельность Александра Лукашенко во время белорусско-российского нефтегазового конфликта?» только два взаимоисключающих варианта, то ответы получаются легко прогнозируемыми.

Таблица 5. Распределение ответов на вопрос: «Как Вы оцениваете деятельность Александра Лукашенко во время белорусско-российского нефтегазового конфликта?»

Вариант ответа

%

Он показал себя сильным политиком, способным добиваться своих целей

52.6

Он показал себя слабым политиком и слишком много уступил

25.7

ЗО/НО

21.7

Они сопоставимы с уровнем доверия президенту. Такое распределение не ситуативно. Оно слабо зависит от конкретных действий в режиме «здесь и сейчас», потому что диктуется самой структурой белорусского общества.

Данные табл. 6 позволяют сделать еще один глубокий временной срез. Вопреки сложившемуся мнению, А. Лукашенко был воспринят в 1994 г. как человек реформ, как лидер, способный на революционное преобразование действительности. Что изменилось с тех пор в глазах общественного мнения?

Таблица 6. Распределение ответов на вопрос: «Каким Вам представляется образ нынешнего президента?», % (возможно более одного ответа)

Вариант ответа

10’94*

01’07

Он медленно, но верно идет по пути реформ к цели

39.2

38.9

Он качественно и революционно преобразует действительность

18.4

11.0

Он выдвигает лозунги без конкретных действий

17.7

8.3

Он просто стремиться укрепить свою власть

12.1

22.8

Он стремиться сохранить прежнюю систему управления

6.2

13.0

ЗО/НО

6.4

7.8

* Данные опроса Белорусской службы «Общественное мнение»

Революционность трансформировалась в стремление сохранить прежнюю систему управления. Значительно возросла и составляющая, связанная с укреплением личной власти, а вот склонность к реформаторству практически не девальвировала. Но с данным выводом следует быть осторожным. Все дело в том, что при составлении вариантов ответов составители сознательно повторили перечень 1994 г. В этом были свои плюсы, но и свой минус. «Меню» предполагаемых ответов составлялось в период социально-экономического кризиса, поэтому оно не содержало характеристик, важных для политика периода стабильности. Сегодня при выборе вариантов ответа сторонники А. Лукашенко (т.е. половина избирателей) столкнулись с отсутствием «подходящей» характеристики. Их выбор в пользу первого варианта в определенной степени был обусловлен не реформаторским потенциалом президента, а ощущением стабильности, исходящей от слов «медленно, но верно».

В итоге на «внутреннем фронте», если результат «нефтегазовой войны» оценивать через отношение к личности ее инициатора, получилась «боевая ничья». В глазах сторонников А. Лукашенко сохранил имидж сильной личности. Его противники остались при своих убеждениях. Соотношение 2 vs. 1 не изменилось. Что же касается результата на «восточном фронте», то, судя по данным опроса ВЦИОМ, российское общественное мнение стало изменять белорусскому «батьке».